Как девушкам угодить принцам?

Рецепт: кайтесь. Берите пример с норвежской новоиспеченной принцессы, которая покаялась во многих грехах. Себя не блюла, баловалась наркотиками, бывший муж сидит за их распространение. Принц, наследник норвежского престола, очарован. Но это полбеды. Очарована вся норвежская нация. Мало того, все либеральные мировые средства массовой информации. Люди наивные считают, что будущая принцесса подкупила, как говорят в России, электорат именно покаянием. Что ж, это по-христиански. Но престол все же не исповедью дается. Грехи отпускают, но не вознаграждают. Норвежская история – не первый прецедент монархического мезальянса в Европе.

Не первый в той же Норвегии, кстати. Речь идет, безусловно, о кризисе монархической власти как таковой, точнее – о кризисе Традиции.

Простой народ, не устраивая баррикад и не разрушая бастилий, мирно голосует за растворение голубой крови в обычном для него цвете – красном.

Принцесса Диана, погибшая при сомнительных обстоятельствах, – прекрасный пример. Ее оплакивали всем миром, при том что она не являлась принцессой по крови. К тому же не была ни красивой, ни интеллектуальной. Но массы хотели видеть в ней «народную принцессу».

Это, конечно, нонсенс: «народными» бывают актеры, качели и колбаса, но, увы, понятие «народная принцесса» стало весьма распространенной мифологемой. По-видимому, здесь – скрытый комплекс неполноценности простонародья, ранее вымещаемый в сказках про Ивана-дурака, выигравшего «на спор» принцессу, а ныне находящий утешение в монархических мезальянсах.

Хорошо это или плохо? Вопрос бессмыслен, поскольку процесс природен и неотвратим. После череды кровавых европейских революций массы потеряли иконы и символы. Недаром Ельцин в свое время объявил чуть ли не охоту на «национальную идею».

Выяснилось, что таковую нельзя вынуть из кармана. Если разрушен весь свод традиционных святынь, нация чувствует себя кастрированной.

Мы, в России, испытали последствия попрания Традиции в полной мере. Им же, в Европе, такого не снилось.

И всенародный восторг по поводу возможности восшествия на трон простолюдинки, матери-одиночки и бывшей наркоманки кажется нам, мягко скажем, скандинавской, андерсеновской, сказкой.

Серьезный симптом. Если Культура не сможет и впредь заступиться за Иерархию – она погибнет. И некому уже будет взвешивать в руке скипетр и примерять мантию. Если наркоманки наследуют европейские престолы – в идее монархии больше нет необходимости. И Алиса в Стране чудес оценила бы этот парадокс: верх и низ социума взаимозаменяемы…

И банален теперь вымысел Марка Твена – принц и нищий меняются местами.
Это знак, что Цивилизация исчезает. На ее месте, положим, вырастет некое новое человеческое сообщество, которое будет истово, соблюдая свято политическую корректность, исповедовать идею всеобщего равенства.

Остается лишь один вопрос: как к этому отнесется Господь Бог.